К ИСТОРИИ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОБМЕНОВ МЕЖДУ СССР И США В КОНЦЕ 1950-Х 1960-Е ГГ

А. С. Крымская
К истории научно-образовательных обменов между СССР и США в конце 1950-х — 1960-е гг.
Крымская Альбина Самиуловна,
кандидат
педагогических наук, Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств. cnbl98@hotmail.com
В конце июля 1960 г. в редакцию газеты «The New York Times» было передано письмо из Посольства СССР в Вашингтоне. Письмо было подписано Вячеславом Петровичем Елютиным (1907-1993), который с 1959 г. занимал должность министра высшего и среднего специального образования СССР. Оно касается советско-американских отношений в области научных обменов и демонстрирует разногласия, с которыми сталкивались обе стороны в процессе реализации соглашения по обменам1. Текст письма был опубликован 16 августа 1960 г.2:
«Редактору Нью-Йорк Таймс:
Как мне стало известно, 26 июня (1960 г. — А. К.) Ваша газета напечатала статью Фреда М. Хечингера "Отказы Советов сокращают обмен американскими студентами"3, которая вводит в заблуждение американских читателей, так как касается нашей позиции по выполнению программы обменов между советскими и американскими университетами. Мы строго соблюдаем условия соглашения, которое было заключено. Мы принимаем все делегации, предложенные американской стороной. В настоящее время мы выступаем в качестве принимающей стороны делегации технических работников образования.
В 1958 и 1959 г. мы обменялись равным количеством аспирантов. Соглашение, подписанное в 1959 г., предусматривало расширение программы обменов студентами и аспирантами до 35 человек с каждой стороны в 1960 г. и до 50 в 1961 г.
В феврале Министерство высшего и среднего специального образования СССР отправило специальное письмо господину Манфор-ду, председателю Американского Межуниверситетского комитета4, в котором в соответствии с соглашением предлагалось зафиксировать квоту обмена студентами и аспирантами на 1960/61 учебный год на максимальное число 35 человек.
© А. С. Крымская, 2011
Представленные имена5
Во время встречи в Москве в мае советские представители, руководствуясь соглашением, передали американским представителям список имен 35 советских аспирантов, подавших заявки на этот год. К списку прилагалась исчерпывающая информация обо всех заявителях. Все они без исключения имеют диплом о высшем образовании, а многие из них ученую степень.
Тем не менее, несмотря на их высокую квалификацию, восьми из них было отказано в приеме на основании того, что, как пишет Ваша газета, было "обнаружено, что у них либо отсутствовал образовательный ценз, либо предоставлен минимум информации, необходимой для их распределения в американские университеты". Удивительно, как представители Межуниверситетского комитета смогли определить "отсутствие образовательного ценза либо предоставление минимума информации", когда они даже не побеседовали ни с одним из советских кандидатов!
На наш взгляд, нет никаких оснований сомневаться в качестве дипломов советских специалистов. Общепризнанный факт, что вместо 35 человек, Межуниверситетский комитет объявил о своем намерении отправить в СССР только 27 аспирантов. Более того, некоторые из них хотят заниматься предметами, которые не преподаются в советских учреждениях высшего образования.
Работа по Каткову
Аспирант Мартин Катц из Калифорнийского университета хочет заниматься политической биографией Михаила Каткова, реакционера и одиозной фигуры в истории нашего народа6. Любой американский аспирант имеет право изучать деятельность человека, но у нас нет ученых, которые бы согласились тратить свое время на руководство этой работой.
Хорошо известно, что в Советском Союзе церковь отделена от государства. Наши ученые не изучают историю религиозных сект. Однако аспирант Эндрю Блейн хотел бы получить научного руководителя по теме, посвященной истории сектантских рационалистов в 1860-1911 гг. Понятно, что мы не можем принять аспиранта с такой темой. Это естественно. Когда наши американские коллеги говорят, что они не могут принять аспиранта, потому что они не могут предоставить научного руководителя, мы принимаем это во внимание и не намериваемся обвинять кого-либо в отсутствии уважения к соглашению.
Мы предложили рассмотреть список новых дополнительных советских и американских аспирантов так, чтобы довести их число до 35 с обеих сторон, но это предложение не было поддержано Межуниверситетским комитетом. Мы готовы поступить сейчас также. Вот такое настоящее положение дел. Теперь судите сами, прав ли Ваш корреспондент, утверждая, что "советские власти разбили американские надежды на расширение обменов студентами".
Мы с огорчением отмечаем, что в Америке существуют силы, которые не заинтересованы в развитии контактов в области образования и науки, но заинтересованы в их разрушении и дезинформации американского народа. Пример этого представлен статьей господина Хечингера.
Я убежден, что наша общая обязанность предоставить американскому народу объективную информацию о положении дел. Ваша газета имеет широкий круг читателей в Соединенных Штатах и она может внести вклад в развитие контактов между нашими странами в области образования, науки и культуры, для которых мы прилагаем искренние усилия.
В. Елютин.
Министр высшего и среднего специального и высшего образования СССР.
Вашингтон, 26 июля 1960 г.».
Письмо В. П. Елютина было прокомментировано редактором «The New York Times»:
«Письмо господина Елютина вносит путаницу в вопрос об обменах американскими и советскими студентами по нескольким пунктам. Тогда как он утверждает, что информация о русских студентах для определения их в американские университеты была "исчерпывающей", на самом деле она была признана Американским межуниверситетским комитетом поверхностной, с планом обучения, ограниченным в лучшем случае 3-4 строками. Во многих примерах было неясно закончили ли уже студенты свои работы в специальной области их интересов.
Никогда не ставился вопрос о ценности или юридической силе русских научных степеней. Но зачисление в университет для занятия специальной работой требует детальной информации, чтобы не тратить время студентов и средства и деньги принимающего учреждения. Американский комитет, который ответственен за размещение, даже писал Министерству господина Елютина 19 июня, что "к сожалению, отсутствие информации, которой мы договаривались обмениваться, делает размещение советских студентов невозможным, потому что университеты не чувствует в этих обстоятельствах, что они располагают достаточной информацией для принятия разумных решений".
Что касается примеров с американскими студентами, процитированных как заинтересованных в курсах, "не преподающихся в советских высших учебных заведениях", тема господина Катца о Михаиле Каткове на самом деле изучается, по крайней мере, двумя советскими учеными: доцентом А. В. Западовым7 в Московском университете и доцентом Сладкевичем8 в Ленинграде. Специальная тема господина Блейна, о которой господин Елютин говорит, что она нарушает отделение церкви и государства и поэтому не изучается, как известно, долгое время изучается профессором Клибановым9. Два советских научных журнала — "Вопросы истории" и "Вопросы философии" в этом году опубликовали статьи по этой теме10.
Американский комитет, как указывали репортажи "The Times" ("The New York Times". — А. К.), беспокоился и беспокоится о том, чтобы продолжать и расширять обмены. Но поскольку советское руководство в полной мере было осведомлено об американском графике по размещению и согласилось соблюдать предложенные даты, ответственность за возникшие задержки будет возлагаться на советскую сторону. По сути 14 июля Американский комитет писал ми-
нистерству господина Елютина: "Согласись Министерство с декабрьским соглашением, была бы возможность разместить больше советских студентов. Согласись Министерство принять предложение Комитета в письме господина Манфорда от 19 августа 1959 г. встретиться и обсудить по крайней мере разницу между образовательными системами наших двух стран, была бы возможность разместить советских студентов". Редактор, "The Times"».
Публикация статьи Ф. Хечингера была вызвана тем, что с 1958 г., когда было подписано соглашение, впервые в 1960 г. было отказано сразу 6 кандидатам. Помимо М. Катца и Э. Блейна, отказы получили: Ричард Корнелл (Richard Cornell, тема «Молодежные движения — Коммунистический интернационал молодежи — 1919-1943»), Роберт Орндуф (Robert Ornduff, тема «Genera Baeria из семейства астр, изучение образцов в гербарии в Ленинграде: сравнение с американской флорой между тихоокеанским побережьем Северной Америки и Северной Азии»), Роберт Рупен (Robert Rupen, тема «Интеллектуальное и культурное влияние России на Монголию»), Гарнет Уильямс (Garnet Williams, тема «Измерение феномена транспортировки песка ветром при заданных высотах над поверхностью для определенных скоростей ветра»). Представитель Межуниверситетского комитета Стефан Видерман11 во время своего визита в Москву в июне 1960 г. обсуждал отклоненные заявки. В то время как представители Министерства отмечали, что заявленными темами никто в советских университетах не занимается, Видерман приводил обратные доводы. Так, например, в отстаивании заявки Э. Блейна он ссылался на опубликованные статьи. По теме Ричарда Корнелла «Молодежные движения — Коммунистический интернационал молодежи — 1919-1943» С. Видерман получил ответ, что этот предмет не преподается в Советском Союзе.
Ботаник Роберт Орндуфф просил разрешить ему стажироваться в Ленинграде, поскольку там ему нужно было посетить университет и Ботанический сад. Однако Министерство высшего и среднего специального образования СССР направило его в Московский университет12.
Эндрю Блейн и Гарнет Уильямс были приняты в следующем 1961/62 учебном году с темами «Подъем и развитие революционной организации «Земля и воля — 1874-1879» и «Методы исследования в седиментологии; Методы преподавания геологических предметов в Советском Союзе» соответственно.
Следует отметить, что отказы были не только с советской, но и с американской стороны. Как отмечает Й. Ричмонд, американская сторона отказывала тому или иному советскому кандидату, если он специализировался в сфере высоких технологий, связанных с обороной13. Американские кандидаты получали отказы, если их темы были связаны с современными проблемами истории, социологии и политологии, то есть с послереволюционным периодом.
Отказы случались и в первые годы обменов. В 1958/59 и 1959/60 году были отклонены кандидатуры двух американцев. Кандидат 1958/59 учебного года отказался от поездки в Советский Союз, так как Министерство не выдало визу его жене, а без нее он не хотел ехать. Другому кандидату 1959/60 учебного года, специализировавшемуся в области ядерной химии и на
тот момент имевшему степень доктора философии, было отказано во въезде в СССР (Thomas D. Thomas). Причиной явилось то, что циклотрон в Московском энергетическом институте был на ремонте, хотя американский стажер ссылался на то, что целью его приезда в СССР был обмен знаниями с советскими учеными, пусть и без доступа к циклотрону14.
Историк Джон Томпсон подавал заявку на 1963/64 учебный год с темой «Русская армия в революции 1905 года». Его заявка была отклонена с пояснением, что в то время «никакой военной проблемы не существовало». После протестов с американской стороны заявка была пересмотрена и была снова отклонена на том основании, что тема «была окончательно раскрыта в работах Ленина»15.
Профессор Уильям Циммерман (William Zimmerman), бывший стажером в Ленинградском университете в 1965/66 учебном году, вспоминает, как он получил «добро» советской стороны на его нахождение в советском университете: «Я был принят как часть сделки между двумя сторонами. Соединенные Штаты дали отказ советскому инженеру, который хотел изучать паровые экскаваторы, поскольку в США не было университета, который занимался этими проблемами. Университет Иллинойса сказал, что примет советского кандидата и организует для него посещение корпорации "Caterpillar", если Советы примут меня. (Это был красивый жест со стороны Университета Иллинойса, к которому я не имел никакого отношения). Советская сторона приняла это предложение и сказала, что я могу ехать, но только не в Москву, где были специалисты, с которыми я хотел познакомиться, в частности в ИМЭМО. Я согласился с условием получить командировку в Москву — условие, которое советская сторона приняла. К чести советской стороны, человек в Ленинграде, к которому я был прикреплен, Фураев16, подходил для темы, над которой я работал»17.
Помимо У. Циммермана, Университет ходатайствовал и за Джеймса Оливера (James Oliver), который был направлен в МГУ18. Таким образом, США в лице Университета Иллинойса согласились принять двоих советских кандидатов, получивших вначале отказ.
Дэниэль Во (Daniel Waugh), специалист по истории Древней Руси, стажер 1968/69 учебного года, подавал заявку для проведения в Москве исследований по русско-оттоманским отношениям19. Его заявка была одобрена советской стороной, но ему разрешили ехать не в Москву, а в Ленинград. «Как оказалось, — вспоминает Д. Во, — это было мудрым решением»20.
Самое большое число отказов с советской стороны было получено американцами в 1968/69 учебном году. Тогда были отклонены заявки 8 кандидатов. Ими заявлялись следующие темы:
1. Изучение научных связей между русскими востоковедами и русскими путешественниками на Арабский восток в первой половине XIX в. (Raymond William Baker, МГУ).
2. Развитие советской системы планирования, 1930-е гг. (Edwin George Dolan, МГУ).
3. Труды и идеи Иосифа Волотского и идеологические движения в Московии в 1480-1565 гг. (DavidM. Goldfrank, ЛГУ).
4. Всеобщая европейская система безопасности как объект советской внешней политики, 1921-1929 гг.; деятельность постоянной комиссии Высшего Совета с 1966 г. с особым акцентом на постоянную комиссию по внешним связям (Henry Krisch, МГУ).
5. Питательный метаболизм в осадочных породах в устье реки Невы (Richard R. Petersen,
ЛГУ).
6. Поэзия А. Блока (Joel Picheny, ЛГУ)21.
7. Михаил Семенович Воронцов — наместник на Кавказе (1844-1854 гг.) (Laurens H. Rhinelander, МГУ)
8. ? (David Rottenberg, ?)22.
Отказы со стороны СССР поступали, несмотря на то, что, согласно соглашению, лица для обменов определялись отправляющей стороной23. За 10 лет с момента подписания соглашения между СССР и США об обменах в области культуры, техники, науки и образования в 1958 г. отказы получили 20 американских кандидатов24. Тем не менее, несмотря на разногласия сторон, обмены между двумя странами продолжались. Всего в течение 1958-1969 г. по спискам Межуниверситетского комитета в программе обменов аспирантами и молодыми учеными приняли участие 313 американцев, 7 из которых провели в Советском Союзе по два учебных года.
1 Соглашение между СССР и США об обменах в области культуры, техники и образования было подписано в Вашингтоне 27 января 1958 г. Согласно разделу X «Обмен университетскими делегациями», «обе стороны обязались обеспечить обмен в течение 1958 года четырьмя делегациями университетских профессоров и преподавателей: университетского образования (естественные дисциплины), инженерно-технического образования, гуманитарного образования и для ознакомления с системой организации высшего образования в Советском Союзе и Соединенных Штатах по 5-8 человек на срок 2-3 недели. Обе стороны обеспечат обмен делегациями профессоров и преподавателей между Московским и Колумбийским университетами, Ленинградским и Гарвардским университетами. Дальнейший обмен делегациями профессоров и преподавателей других университетов СССР и США будет по мере необходимости решаться обеими сторонами. Обе стороны обеспечат обмен студентами между Московским и Ленинградским университетами, с одной стороны, и американскими университетами — с другой стороны в количестве 20 человек с каждой стороны на 1958/59 учебный год. На 1959/60 учебный год это количество составит 30 человек. Состав групп студентов определяется каждой стороной. Обе стороны обеспечат обмен делегациями работников просвещения (8-10 человек) сроком на 30 дней в конце 1958 г.» (Правда. 1958. 29 января). С советской стороны обмены курировались Министерством высшего и среднего специального образования СССР. В дальнейшем соглашение регулярно продлевалось.
2Yelyutin V. Student Exchange Program; Soviets Said to Observe Strictly the Provisions of Agreement // The New York Times. 1960. August 16. P. 28.
3 Hechinger F. Delays by Soviet reduce U.S. student exchanges // The New York Times. 1960. June 26.
4 Американский межуниверситетский комитет — сокращенное название Межуниверситетского комитета по выдаче грантов на поездки (Inter-University Committee on Travel Grants (IUCTG)), по оглашению 1958 г. был ответственной организацией в США за научные обмены с СССР, предшественник АЙРЕКСа (IREX — International Research and
Exchanges Board). Дэвид Манфорд (David Munford) — выпускник Русского Института Колумбийского университета, один из первых стипендиатов Совета по социальным наукам по изучению зарубежных исследований, после 1953 г. — член исполнительного комитета в Фонде Форда. В 1956-1960 гг. — заместитель председателя Межуниверситетского комитета. Заместители председателей Комитета были центральными фигурами в организации (Byrnes R. Soviet-American Academic Exchanges, 1958-1975. Bloomington, 1976. P. 88).
5 Речь идет об именах советских кандидатов, список которых был представлен американской стороне для рассмотрения.
6 Мартин Катц в 1966 г. опубликовал монографию о М. Каткове: KatzM. Mikhail N. Katkov: a political biography, 1818-1887. Paris, 1966.
7 В статье фамилия указана ошибочно как «Затпадов». Имеется в виду Западов Александр Васильевич (1907-1997) — специалист по русской поэзии и журналистики XVIII в., с 1959 г. — профессор МГУ. До этого времени преподавал в ЛГУ (1937-1941, 1946-1955), в Курском педагогическом институте (1939-1941), в Удмуртском педагогическом институте (1946), работал в Институте русской литературы.
8 Сладкевич Наум Григорьевич (1907-1978) с 1939 г. работал на историческом факультете ЛГУ. О нем см.: Гранкина Е. Ю. Н. Г. Сладкевич: Биографический очерк // Страницы истории: Сб. науч. статей, посвящ. 65-летию со дня рожд. проф. Г. А. Тишкина. СПб., 2008. С. 25-30.
9 Клибанов Александр Ильич (1910-1994) — автор трудов по истории религии и сектантства в России. В 1960 г. вышла его статья «Современное сектантство в Тамбовской области» (Вопросы истории религии и атеизма. Т. V. М., 1960).
10 Малахова И. А. О работе научной экспедиции по изучению современного сектантства // Вопр. истории. 1960. № 2; Митрохин Л. Н. Изучение сектантства в Тамбовской области // Вопр. философии. 1960. № 1.
11 Стефан Видерман (Stephen Viederman) — заместитель председателя Межуниверситетского комитета в 1960-1965 гг.
12 Viederman S. Academic exchange — a narrow bridge // Bulletin of the Atomic scientists. 1962. February. P. 20.
13 Richmond Y. Cultural Exchange and the Cold War: Raising the Iron Curtain. University Park, 2004. P. 25.
14 Viederman S. Academic exchange — a narrow bridge // Bulletin of the Atomic scientists. 1962. February. P. 20.
15 Engerman D. Know your enemy: The rise and fall of America's Soviet experts. N. Y., 2009. P. 171.
16 Фураев Виктор Константинович (1921-1999) — ученый-американист, профессор, доктор исторических наук.
17 Zimmerman William. E-mail автору от 17 августа 2010 г.
18 Архив Университета Индианы. Robert F. Byrnes papers, Collection C388, Series: Inter-University Committee on Travel Grants, «American Participants, 1958-1970» file. 1965-1966.
19 Дэниэль Во был в ЛГУ повторно в 1971-1972 г.
20 Waugh Daniel. E-mail автору от 19 августа 2010 г.
21 Интересна личность Джоэла Пичени, который стал героем книги В. Андреева «Научный обмен и идеологическая диверсия» (Л., 1972): «Молодой литературовед избрал основной темой своей диссертации творчество Александра Блока. ... Его общая литературоведческая подготовка страдала большими изъянами. Он не мог хотя бы толком разобраться в материалах диссертации, не то что придать им какую-либо методологическую стройность и направленность. Пичени отличался в "подготовке" другого рода. Еще в США, узнав, что его кандидатура на поездку в Советский Союз утверждена, он стал "вживаться в русский образ". Начал Пичени с того, что разыскал в Чикаго семью какого-то белоэмигранта и купил у нее старое, сильно изъеденное молью зимнее пальто и шапку-ушанку. Его не смутило, что от каракулевого воротника пальто остались одни клочья. Он, напротив, был уверен, что его никто не сможет отличить от рядового советского парня» (С. 34). Пичени обвиняли в том, что вместо научной работы он занимался спекуляцией — продавал плащи, кофточки, немецкие и американские сигареты, а также с помощью книг пропаганди-
ровал западный образ жизни. Роберт Бирнс в книге, посвященной научным обменам между СССР и США, признавал такое поведение некоторых стажеров (Byrnes R. F. Soviet-American academic exchanges, 1958-1975. Bloomington, 1976. P. 113). В 1968/69 учебном году Пичени снова подал заявку на стажировку в ЛГУ и соответственно получил отказ как «скомпрометировавший себя враждебным отношением к СССР» (Андреев В. Научный обмен и идеологическая диверсия. Л., 1972. С. 38). Научный обмен обеими странами рассматривался в том числе и как возможность для осуществления идеологических диверсий, хотя это никогда открыто не подчеркивалось, но активно использовалось спецслужбами и СССР, и США, о чем свидетельствуют воспоминания участников обменов (Riasonovsky N. V. My historical research in the Soviet Union: Half-empty or half-full? // Adventures in Russian historical research: reminiscences of American scholars from the Cold War to the present / Ed. by Samuel H. Baron and Cathy A. Frierson. Armonk, 2003. P. 3-19; Starr S. F. Leningrad, 1966-1967: Irrelevant insights in an era of relevance // Adventures in Russian historical research: reminiscences of American scholars from the Cold War to the present / Ed. by Samuel H. Baron and Cathy A. Frierson. Armonk, 2003. P. 73-89; «Я — Плюралист...»: интервью с Лореном Грэхэмом / Беседу вел С. С. Илизаров // Вопросы истории естествознания и техники. 2004. № 1. С. 135-157).
22 Фамилия кандидата вписана от руки без указания темы и университета, где он планировал заниматься исследовательской работой (Архив Университета Индианы. Robert F. Byrnes papers, Collection C388, Series: InterUniversity Committee on Travel Grants, «American Participants, 1958-1970» file. 1965-1966).
23 Viederman S. Academic exchange — a narrow bridge // Bulletin of the Atomic scientists. 1962. February. P. 20.
24 Архив Университета Индианы. Robert F. Byrnes papers, Collection C388, Series: Inter-University Committee on Travel Grants, «American Participants, 1958-1970» file.